Горожане контролируют воздух Капотни

На днях Московский НПЗ ввел в эксплуатацию табло, на котором демонстрируются данные состояния атмосферного воздуха в районе завода. Теперь не только экологи, но и сами жители могут получить самую полную информацию о состоянии атмосферного воздуха.

Установка экрана, или экоинформера, — не нормативное государственное требование к заводу. Это своего рода жест доброй воли МНПЗ, дополнительный инструмент информирования жителей московского региона об экологическом состоянии города.

На вопросы «Вечерней Москвы» по поводу этой и других экологических инициатив нефтезавода в Капотне ответил начальник Управления охраны труда, промышленной безопасности и охраны окружающей среды Московского НПЗ Юрий Ерохин.

ВЕЩЕСТВА, КОТОРЫЕ ВАЖНО ОТСЛЕДИТЬ
— Почему на экоэкран выводятся данные именно по содержанию в атмосфере шести веществ? Откуда поступают эти данные?

— Данные, которые выводятся на экоинформер, формируются по результатам замеров комплексной системы экологического мониторинга нашего завода. Эта система состоит из нескольких подсистем. Ключевые — лабораторная система контроля за состоянием атмосферного воздуха в санитарно-защитной зоне завода и автоматизированные посты контроля, расположенные за территорией производственной площадки МНПЗ, но также в зоне влияния завода.

Количество точек, в которых контролируется состояние атмосферы в зоне влияния завода, определяется федеральным Законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и согласуется с органами Роспотребнадзора. Эта государственная инстанция определяет и набор параметров, которые необходимо контролировать. Именно эти параметры теперь представлены на экоинформере, вы можете увидеть их в любое время суток.

— Эти параметры являются самыми существенными с точки зрения качества атмосферного воздуха возле Московского НПЗ?

— Да, это прежде всего «массовые городские загрязнители», к которым относятся диоксиды азота и серы и так называемые специфические загрязнители — углеводороды и сероводород, — которые характерны для промышленных районов. Как известно, у нас здесь большой промышленный район и значительное количество источников сероводорода.

— Если на экране появились данные о превышении содержания того или иного вещества в воздухе, что делать? Звонить спасателям, уезжать подальше или не обращать внимания?

— Важно понимать следующее: то, что вы видите на экоинформере, ровно так же видят на заводе и в «Мосэкомониторинге». Если зафиксировано превышение, мы немедленно начинаем анализ ситуации, выясняем, что именно может быть причиной превышения содержания того или иного вещества. Паниковать ни в коем случае не надо. Разовое превышение предельно допустимых концентраций, если и происходит, ни в коем случае не означает нанесения вреда здоровью людей. Есть установленный гигиенический норматив, на который мы опираемся. Он установлен в качестве ориентира, пороговой черты на экоинформере.

Содержание вещества ниже норматива не только не приносит вам вреда, но и гарантирует полное отсутствие дискомфорта (например, в виде неприятных запахов, ощущений). Но и кратковременное превышение гигиенического норматива ни в коем случае не означает, что наносится вред здоровью. Концентрации, которые могут влиять на здоровье, реально в десятки, а то и в сотни раз выше установленного гигиенического норматива.

— Приведите пример, пожалуйста.

— К примеру, по сероводороду предельно допустимая концентрация, установленная на экоинформере, то есть гигиенический норматив, — 0,008 мг/м3. Установленная государственными же санитарными нормами предельно допустимая концентрация сероводорода в рабочей зоне (то есть для нормального восьмичасового рабочего дня человека) — 10 мг/м3. То есть разница в три порядка. Люди в таких условиях ни в коем случае не получают вреда здоровью, но не гарантируется комфортность с точки зрения запахов, например.

Таким образом, вы понимаете: если на экоинформере наблюдается переход за пороговую черту, это не значит, что вам грозит отравление. Это сигнал прежде всего предприятию и надзорным органам, что на это надо обратить внимание. Специалисты говорят о том, что эпизодическое превышение ПДК в полтора-два раза по отдельным веществам для такого большого города, как Москва, является абсолютно нормальным.

ТОЧНОСТЬ В РЕЖИМЕ ОНЛАЙН
— Надо иметь в виду также, что зачастую отклонение по концентрации того или иного вещества не означает, что происходит нарушение в работе того или иного предприятия, — продолжает Юрий Ерохин. — Очень может быть, что в конкретный момент присутствуют неблагоприятные метеорологические условия. В Москве таких дней до шестидесяти в году: это минимальные либо максимальные температуры воздуха, туманы и очень низкая скорость ветра — до двух метров в секунду. В таком случае примеси, которые выделяются от автотранспорта, промышленных предприятий, канализационных сетей, даже и от жилых домов приподнимаются над городом, накапливаются, а дальше по мере охлаждения опускаются вниз. То есть фактически мы имеем накопление вредных примесей, которые в конкретный момент плохо рассеиваются.

— Где гарантия, что данные, которые выводятся на экоинформер МНПЗ, совпадают с замерами лаборатории завода?

— Данные экоинформера по существу — отображение тех данных, которые мы передаем в «Мосэкомониторинг» в режиме онлайн. Эти данные можно увидеть на сайте «Мосэкомониторинга». Механизм контроля данных заложен в законодательстве Российской Федерации, ничего другого мы придумать не можем, разве что не проходим «детектор лжи». Наша лаборатория сертифицирована, каждый год в полном объеме проходит проверку, все данные оформляются соответствующими актами количественного химического анализа, подписываются конкретными должностными лицами.

Данные проверяются органами Роспотребнадзора, Росприроднадзора и другими контролирующими инстанциями. Поверьте, все, что может в этой сфере придумать государство, реализуется в качестве мер контроля.

ДОБРАЯ ВОЛЯ ПРЕДПРИЯТИЯ
— Но экран экоинформера не входит в число обязательных с точки зрения законодательства инструментов контроля деятельности завода?

— Не входит. Это наша добрая воля и элемент социальной ответственности — мы открыто информируем жителей Московского региона о состоянии атмосферы в районе МНПЗ.

— Вы ведь живете в Капотне, Юрий Юрьевич?

— Да, я и моя семья живем в Капотне, у нас благоустроенный и комфортный район, а все разговоры о его недостаточной престижности капотненцы только поддерживают, чтобы нас не беспокоили лишние переселенцы.

— МНПЗ в последнее время более открыт для экологов и в целом для диалога. Недавно, как нам известно, на завод приезжали представители «Зеленого патруля»…

— Система экомониторинга, которая сформирована на заводе, предоставляет возможность независимой экологической экспертизы. А в диалоге с экологами мы сами весьма заинтересованы. Если когда-то и считали принципы экологической открытости производственной деятельности некими абстракциями, то сегодня они внедряются как вполне определенные государственные нормативные требования. Это необходимая часть нормальной производственной деятельности. Если бы можно было сделать ограждение завода прозрачным, я бы предложил так сделать, хотя закон не требует.

Что важно при посещении нашего завода представителями сторонних организаций? Просто визит на завод интересующихся и неравнодушных людей — само по себе хорошо.

Но когда мы взаимодействуем с независимыми общественными экологическими организациями, мы работаем со специалистами, которым нельзя просто так что-то рассказать, а они поверят на слово. В этих организациях работают люди, которые избрали защиту окружающей среды своей профессией, являются экспертами в этой области.

Изучение природоохранной деятельности завода экологами-профессионалами позволяет не только объективно оценить наши мероприятия, но и обменяться мнениями, что ценно для нас. Экологи предлагают нам новые идеи, а сами получают дополнительные знания на фактуре нашего предприятия. Ведь экологи «в чистом виде» и промышленные экологи — специалисты разных граней в своих подходах к охране окружающей среды.

Специалисты «Зеленого патруля» увидели, что мы не спрятаны за воротами, без каких-либо ограничений показали то, что нас просили. Обсудили проблемы не только атмосферного воздуха и ликвидации отходов, но и геологической среды. Мы показали, как именно работают самые разные природоохранные системы предприятия.

При этом эксперты «Зеленого патруля» буквально сразу улавливали суть того или иного вопроса, каждой технологии, диалог был очень профессиональным.

ЗАЩИЩЕНЫ АТМОСФЕРА И НЕДРА
— Что больше всего заинтересовало экологов на заводе?

— Их очень заинтересовало, как построена система защиты геологической среды, что именно завод делает для ликвидации накопленного в прежние десятилетия экологического ущерба. Мы проехали практически всю промышленную площадку, и экологи увидели, что абсолютно все технологическое, емкостное оборудование завода размещено на герметичных бетонных основаниях, возможность утечек нефте продуктов в землю полностью исключена. На заводе огромная система промышленно-ливневой канализации, в которую попадают не только стоки технологических установок, но и все ливневые и грунтовые воды. Далее все эти стоки, ливневые и талые воды в полном объеме направляются на наши закрытые механические очистные сооружения.

Не нужно забывать, что завод начал свою работу в 1938 году, потом был период Великой Отечественной войны. По историческим хроникам и рассказам ветеранов мы знаем, что в военных условиях заправка танковой техники проходила непосредственно на заводе, возможности строить резервуары под обстрелами просто не было. Выкапывали специальные траншеи, туда заливали нефтепродукты, оттуда и производили заправку танков, которые сразу шли в бой. Понятно, что часть нефтепродуктов просачивалась под землю. Эти загрязнения, к счастью, не перемещаются под землей со скоростью грунтовых вод, они могут десятками лет фактически находиться на одном месте, перемещаясь со скоростью в несколько миллиметров в год.

Сегодня на нашем предприятии существует надежная защитная система обсадных скважин, она была показана экологам. Система обеспечивает динамическое снижение уровня грунтовых вод, гарантированно исключает их перемещение за пределы производственной площадки и внутрь нее.

Газета «Вечерняя Москва»

Возврат к списку