Московский НПЗ обновлен с начала модернизации уже на 80%

Интервью генерального директора предприятия Виталия Игоревича Зубера.

Генеральный директор Московского НПЗ Виталий Игоревич Зубер

Московский нефтеперерабатывающий завод сегодня считается одним из самых современных НПЗ в мире, хотя еще 10 лет назад ситуация была совсем другой: он подвергался критике из-за качества продукции и загрязнения окружающей среды.

В 2010 году основным акционером завода стала компания "Газпром нефть", после чего были объявлены масштабные планы по его модернизации. О том, как превратить устаревший НПЗ в цифровой завод будущего, доказать жителям его экологичность и войти в число лучших европейских заводов, рассказал в интервью ТАСС глава завода Виталий Зубер.

— Лет 15–20 назад Москва начала проводить политику по выводу заводов за пределы города, тем не менее Московский НПЗ остался. Почему?

— Завод — часть инфраструктуры современного мегаполиса, которому требуется стабильное предложение топлива, ведь Московский регион составляет 12–15% населения страны и является крупнейшим розничным рынком топлива в России.

Но тут возникает вопрос соответствия возрастающим требованиям по качеству, экологичности, надежности и социальной ответственности. Раньше с этим у завода были определенные сложности и его довольно сильно критиковали.

— Какое время вы имеете в виду?

— Период чехарды акционеров, когда все усилия менеджмента были направлены не в сторону развития, а на поддержание существующего положения, — до вхождения Московского НПЗ в периметр "Газпром нефти" в 2009–2010 годах.

Когда управление заводом перешло к "Газпром нефти", компания приняла решение выделить огромные средства на его модернизацию — порядка 350 млрд рублей. Во многом это и позволило НПЗ остаться в черте города. 250 млрд рублей уже инвестировано — и 100 млрд предусмотрено на проекты до 2025 года.

— Такая большая работа, чтобы оставаться в Москве, более дорогом городе с точки зрения аренды земли?

— Это не вопрос аренды земли: куда важнее логистика. Московский НПЗ интегрирован в топливную систему города. Столичный завод строился как важный стратегический объект и поэтому был напрямую подключен к трем топливным кольцам: бензиновому, керосиновому и дизельному, а они  — уже ко всем нефтебазам и аэропортам региона.

— Вы сказали, что в НПЗ уже было вложено более 250 млрд рублей, окупятся ли когда-либо эти инвестиции?

— Проекты программы развития предприятия, в том числе и экологические, выгодны: все инвестиции в конечном итоге принесут компании прибыль за счет экономии и эффективности. По срокам скажу так: разумеется, для всех проектов предусмотрены параметры окупаемости — для каждого этот срок индивидуален. В среднем мы ориентируемся на девять лет.

— Можете привести примеры такой экономии?

— Благодаря модернизации мы на три года раньше нормативных сроков полностью перешли на производство топлива экологического класса Евро-5. В результате нам не пришлось платить более высокие акцизы на Евро-4.

Второй момент — экология. Техногенные нагрузки на атмосферу за время модернизации завода снизились на 75%. И это тоже экономически обосновано, так как мы повысили энергоэффективность: стали потреблять меньше электроэнергии и ресурсов, начали использовать вместо мазута более чистый и дешевый природный газ.

Еще одно направление — вода: завод построил уникальный комплекс по ее очистке за 9 млрд рублей. Теперь после ее переработки мы можем использовать воду повторно.

— В чем здесь экономия?

— Раньше мы платили за стоки порядка 1–1,2 млрд рублей в год, сейчас — меньше 50 млн. Только за счет этого мы через 8–10 лет окупаем проект "Биосфера". Другой момент в том, что экономические и нормативные требования к производству растут год от года. Еще 10 лет назад условный пыхтящий, с низким КПД "самовар" где-то выпускал прямогонный бензин, дизель, мазут и был при этом экономически эффективен, то сейчас он будет не просто убыточным — он не сможет работать.

— Можно ли сравнить МНПЗ по уровню технологий и эффективности со средним европейским НПЗ?

— МНПЗ не только соответствует им по уровню, но по каким-то параметрам даже опережает. Например, в этом году у нас состоялся запуск комплекса "Евро+", который обеспечивает переработку 6 млн т нефти в год. Это комплекс полного цикла производства: от переработки сырой нефти до выпуска готового топлива. И в этом проекте мы вновь решили не только вопросы качественного производства, но и экологии. "Евро+" — это компактный, энергоэффективный комплекс. Он один заменил сразу пять устаревших технологических объектов, которые мы теперь демонтируем и накопительным итогом получим не менее 80% обновленных технологических мощностей.

— То есть на 80% МНПЗ стал новым заводом?

— Да, и с этой точки зрения мы входим в 10% лучших европейских заводов. Более того, как я уже говорил, "Газпром нефть" до 2025 года инвестирует в модернизацию завода еще более 100 млрд рублей. Новые проекты еще больше повысят наши производственные и экологические характеристики.

— Нет ли у вас смещений по срокам модернизации из-за COVID-19?

— Мы сохраняем планы.

— Какие у вас производственные планы на 2020–2021 годы?

— В уходящем году мы успешно выполнили производственную программу и сохранили гибкость при формировании планов выпуска нефтепродуктов, что было крайне важно в ситуации ограничений из-за COVID-19. Здесь важную роль играет цифровая система интегрированного планирования компании. Она управляет всей производственной цепочкой "Газпром нефти", в которую входит и московский завод, и формирует оптимальный план производства от рынка.

В 2021 году все, конечно, будет зависеть от уровня спроса и ситуации с распространением коронавирусной инфекции. Мощности у нас есть. После ввода "Евро+" мы в два

раза увеличили возможность выработки керосина, на 40% — дизельного топлива и на 15% — бензина.
В 2025 году, после завершения строительства нового комплекса глубокой переработки нефти, завод должен сократить производство мазута и увеличить выпуск бензина от текущего уровня на 20%, дизеля — на 70%, авиационного топлива — на 300%.

Цифровизация на равных

— Компания неоднократно говорила, что уделяет цифровизации особое внимание. Что это значит для МНПЗ?

— По сути это означает, что производство идет по пути внутренней трансформации, которая определяет ценности, приоритеты, обеспечивает организационные изменения, повышает достоверность данных. Все это сопровождается онлайн-аналитикой, о которой я говорил ранее. Она объединяет логистику, переработку, розницу в единую IT-структуру.

— Мне сложно в этом разобраться, но что же из себя представляет цифровой завод будущего, к которому вы стремитесь? Это внедрение каких-то определенных технологий?

— Не совсем. Цифровой завод будущего — это не только лучшие технические и технологические решения, но и интеграция всех систем управления в цифровой двойник завода. Который обладает искусственным интеллектом, анализирует большие данные, считывает информацию с датчиков, моделирует технологический процесс и вырабатывает оптимальные и безопасные операционные решения.

По сути это длинный путь через пропасть: между тем, что было до, и что станет после. Он заключается в изменении менталитета, культуры, увеличении компетенций, создании условий, чтобы люди разных специальностей могли слышать друг друга и помогать. К тому же это переход от вертикальной структуры управления к горизонтальной.

— Стоит ли ожидать сокращения числа работников из-за процессов цифровизации?

— Сейчас задвижки на заводе никто не крутит, бумажные ведомости вручную не заполняет. Поэтому вопрос сокращения персонала здесь не рассматривается. А вот компетенции работников повысятся в разы. К примеру, обучение для работы на новом комплексе "Евро+" работники проходили на компьютерно-тренажерных комплексах. Все процессы отрабатывались на 3D-модели — и это на этапе, когда только забивали первую сваю реальной установки. Что касается сопутствующих профессий: электриков, айтишников и так далее, — то их число только растет.

Уроки пандемии

— Как пандемия сказалась на работе завода, что пришлось поменять?

— Мы с самого начала четко следовали всем рекомендациям Минздрава и мэра Москвы. "Газпром нефть" максимально оперативно ввела в действие программу "Антивирус", которая обеспечила надежную работу предприятия и непрерывность производства и защиту сотрудников. Массовые регулярные тестирования персонала, термоконтроль, масочный режим, дезинфекция помещений, противовирусная инфраструктура — компания очень быстро принимала меры и обеспечивала нас необходимыми ресурсами. Мы также провели анализ всех сотрудников на антитела.

Да, у нас есть заболевшие сотрудники, но распространения инфекции на самом предприятии удалось не допустить.

— А сколько всего человек у вас работает?

— Штатная численность порядка 2,1 тыс. человек. Тех, кто оказывает нам услуги, — еще около 5 тыс. Московский НПЗ — это непрерывное производство, от него зависит устойчивость топливного рынка города. И для нас было крайне важно защитить здоровье персонала, чтобы безопасно продолжать работу. Мы действуем в строгом соответствии с распоряжениями правительства Москвы, и я считаю, что успешно решаем эту непростую задачу.

Капотня. До и после

— Лет 15 назад НПЗ часто упрекали в неэкологичности, а сам московский район Капотня, где расположен завод, считался одним из самых грязных в Москве.  Сильно ли все изменилось?

— Одним из условий нахождения завода в границах Москвы было обеспечение экологичного производства, для этого была проведена модернизация. Второй момент — это открытость для жителей и надзорных органов, поэтому в 2015 году мы первыми в стране установили на объектах завода автоматизированную систему мониторинга воздуха — датчики, которые передают данные о состоянии воздуха напрямую надзорным органам в режиме онлайн. А по просьбам жителей на главной улице района разместили большой экран с показателями качества воздуха. Эти же данные круглосуточно доступны на сайте предприятия.

Следующий уровень контроля — Мосэкомониторинг. Вокруг завода в жилых кварталах расположены городские системы контроля.

— На ваш взгляд, возможно ли уговорить общественность, что НПЗ экологически безопасен?

— Не нужно уговаривать, нужно показывать результат. Модернизация предприятия продолжается, и мы открыто демонстрируем, как изменился завод. Причем не только руководству столицы, завод посещают делегации жителей близлежащих районов и соседних городов Московской области. За последние два года завод посетили более 1 тыс. человек. Мы прозрачны для города — это важный момент.

— Вы говорили, что за время модернизации загрязнение воздуха заводом снизилось на 75%. Будет ли этот показатель расти и дальше?

— Мы не останавливаемся на достигнутом, и пусть дальше каждый процент роста будет гораздо более сложным с точки зрения технологий и стоимости — работы продолжаются.

— Как вы думаете, мнение о заводе самих жителей Капотни изменилось?

— Из того, что я слышу, — да. У меня конструктивные отношения с администрацией и с жителями района. И я знаю, о чем говорю: Московский НПЗ — мое первое место работы, я пришел сюда оператором сразу после окончания РГУ нефти и газа имени Губкина — в 96-м году и помню, что было 24 года назад на НПЗ и в Капотне. Разница колоссальная.

Беседовал Алексей Большов

Возврат к списку